Дизайн

Архитектор и дизайнер Настя Колчина: «быть» – важнее, чем «казаться»

11 ноября 2019

Настя Колчина:

«Архитектор и дизайнер, генерирую идеи для лучших общественных пространств».


Много всего попробовала за первые 10 лет профессиональной жизни: жила в Европе, училась и преподавала на Стрелке, дважды создавала бюро, делала большие проекты, работая у Скуратова и Асса, потом маленькие, работая на себя. Это дало понимание, что лучше получается.

В этом году сделала самый высокий в мире каток на высоте 354 метра в башне “Око”, это конечно, был сумасшедший опыт – я сначала не поверила – как это вообще возможно. Сейчас заканчиваю магазин Cosmorelax на новой Риге. Помню, как 5 лет назад подумала: как же здорово проектировать шоу-рум для красивых предметов. Реальность превзошла все ожидания: там 2000 квадратных метров, скоро откроемся.

Топ-15 молодых российских архитекторов;

100 лучших дизайнеров России;
спроектировала самый высокий каток в мире;
преподавала в Институте Медиа, архитектуры и дизайна Стрелка и Британской школе дизайна;

жила и работала в Европе (BENG, Luxembourg).


Анастасия Колчина архитектор, дизайнер, общественные пространства

Настя, в чем, возможно, заключается твоя миссия как профессионала?

 

Пространство – это очень мощная сила, которая постоянно и незаметно влияет на людей: оно может лечить, вдохновлять, передавать смыслы, заботиться. И наоборот. Мне интересно с ним работать, смотреть как небольшие и точные действия сильно и быстро способны многое изменить.

И я минималист в том смысле, что мне интересно находить минимальные и достаточные средства для изменений. Композиторы вроде Майкла Наймана, Филиппа Гласса и Владимира Мартынова могут с помощью двух-трех нот унести тебя на небеса, мне интересно находить такие же “ноты” в пространстве.

Мы на Стрелке однажды проводили исследование: нужно было проехать от центра до окраины по прямой и зафиксировать что происходит. Обнаружилось, что места супер-плотности всегда соседствуют с заброшенными участками, как бы отбрасывают тень. И недавно ко мне обратились с таким вот “теневым местом” – парковка в Сити между зданиями, недалеко от Афимолла. Мы сделали скамейки в форме букв Obed Bufet и обшили лестницы таким образом, чтобы на них можно было сидеть. Каково же было мое удивление – моментально после того, как появились скамейки, на них уже сидели люди, до этой минуты обходившие этот заброшенный участок стороной. И их было не согнать в этом безлюдном обычно месте, фактически на парковке! Получается, за счет небольших изменений мы полностью поменяли восприятие места.

Архитектура и дизайн создают контекст. В некоторых местах хочется думать, в других – общаться и быть открытым, в третьих хочется стать лучше. В честном пространстве невозможны фальшь и лицемерие. Это фон для жизни многих людей, и этот фон придает характер жизни, ее настроение и темп. Важно, чтобы они делали ее лучше. Пространства – это мета-сообщения, тут важно не промахнуться с тем, что и кому ты сообщаешь.

 

Анастасия Колчина архитектор, дизайнер, общественные пространства

 

В своем фб ты пишешь:

«Непритязательность современных общественных пространств это не “тренд” и не “тенденция” – это и есть главное качество современности, комфорт которого не снился и королям». Как создается подобная непритязательность, есть ли простой рецепт помимо мануалов Стрелки для Минстроя?

 

Самое впечатляющее пространство в жизни я увидела этой зимой. Музей Neue в Берлине построил Чипперфильд, и там получилось невероятное пространство. Во-первых, оно про вечность: здесь египетские древности, 18 век и современность сплавлены воедино. Во-вторых, это очень прочувствованное пространство – пропорции настолько выверенные и точные, что ты чувствуешь заботу о себе телом, кинестетически. Там нет эго архитектора или заказчика, нет желания создать памятник себе или эпохе, а есть неторопливый разговор о важном. Такие пространства хочется создавать – честность и искренность для меня критерии красоты.

 

Настя, я верю в то, что в «человеке должно быть все прекрасно». И особенно в человеке-дизайнере. Возвращаясь к теме, которая когда-то эмоционально обсуждалась твоими подписчиками хочу уточнть: совсем ли тебе не важно, что надето на тебе или на собеседнике #крутомдизайнере?

 

Мы живем в мире, в котором маркетинг скоро станет базовым образованием для любого руководителя. И это ужасно, потому что, как продать становится важнее того, что и на каком уровне сделать. Умение отличать правду от лжи и тем более от полуправды уже стало важно для выживания. Хороший дом не равно красивый фасад, вкусный шоколад не равно яркая обертка, а дизайнер не равно модно одетый хипстер. Дизайнер должен делать хороший дизайн, и этого достаточно. Он может при этом хорошо одеваться, быть классным парнем, стать другом на всю жизнь и разделять взгляды заказчика – и это все тоже здорово, но к качеству работы и конечному результату не имеет никакого отношения. Я сама люблю одеваться – мое детство пришлось на 90-е, когда ни денег, ни одежды не было почти ни у кого. Но я знаю, сколько времени уходит на то, чтобы всерьез заниматься гардеробом, и понимаю людей, которые это время берегут для другого. А с точки зрения маркетинга, конечно, контракт гораздо легче заключить человеку хорошо одетому – и это касается не только дизайнеров, а людей почти всех остальных профессий. Короче, пользуйтесь бритвой Оккама и не множьте сущности сверх необходимости – иначе можно задохнуться в этом мире рекламы и неоправданных ожиданий. Наши достоинства часто бывают оборотной стороной недостатков, а “быть” – важнее, чем “казаться”.

 

Анастасия Колчина архитектор, дизайнер, общественные пространства

 

Женщина-архитектор. В чем ее особенность и особенность творений, которые она создает? Если эта тема тебе вообще когда-то была интересна…

 

В нашей стране в этой профессии совершенно не важно какого ты пола. Как показало одно исследование, в России большинство руководителей думает: “будь хоть оно с рогами и копытами, лишь бы работало”. И я ни разу не столкивалась с какой либо дискриминацией, с тем, что меня не выбрали потому, что я женщина. Другое исследование показало, что у нас очень высокий процент женщин-руководителей, особенно в бизнесе. Так что, все зависит от человека, а не от пола. Хотя, тот факт, что существует неизбежный перерыв на все, что связано с рождением детей, требует и подготовки к нему и некоторых усилий, чтобы «вернуться». И постоянного баланса между материнством и творчеством – это, по моим данным, никому не дается легко.

 

Про реновацию. Как ты относишься к тому, что сейчас происходит?

 

Архитектура – это такая сложная игра типа многоуровневых шахмат, только там нет белых и черных: все должны выиграть. От реновации не выиграет никто, кроме нескольких близких к власти лиц, но, на самом деле, и они тоже не выиграют. Мы купили квартиру в кирпичной “хрущевке” 64-года – пешком от метро, из окна зеленый двор, много детских площадок. Дом в отличном состоянии, несмотря на то что ни разу (!) не было ремонта, единственное – течет крыша. Разговоры о том, что они “не ремонтируются” – это просто ложь. Наш вот никто не ремонтирует, вот он сам по себе и не ремонтируется. Для меня вся эта затея – это отьем моей квартиры в привлекательном месте, прикрытый благими намерениями. В ситуации рынка дешевое жилье девелопер старается сделать привлекательным и удобным – есть конкуренция. В стиле “назад в ссср” я не вижу причин, по которым застройщик будет делать хорошо – у переселенцев не будет выбора, а в перспективе и у остальных. Никто почти не говорит и не пишет о том, что следствием программы реновации станет еще большая люмпенизация бедных слоев. Вместо того, чтобы брать жизнь в свои руки, они и дальше будут ждать подарков от власти. Надо давать удочки, а не рыбу. Многие участники инициативной группы, которая в нашем районе занималась листовками и ходила на митинги, не получив результата, решили эмигрировать (в ужасе от происходящего). Те, кто сами зарабатывает, и готовы действовать, последовательно вымываются из страны – они получили сообшение: ваше право собственности здесь ничего не значит, и ваше мнение – тем более.

В Головинском районе больше половины земли – это пустующие промзоны, какие-то гаражи – почему там нельзя построить жилье, если у города есть финансовый избыток и все равно собрались переписывать нормы? Сносить обжитые куски города, вместо того, чтобы разбираться с запущенными территориями – это какое-то варварство, зачарованность масштабом ради масштаба. Так что реновация – это не про людей и среду их обитания, а про что-то совсем другое.

 

Анастасия Колчина архитектор, дизайнер, общественные пространства

 

Про стремительность.

Высокий рабочий темп, как он влияет вообще на все – на качество жизни, на качество проектов, на стиль и образ жизни? Хотелось бы тебе существовать во времени, когда, скажем, дом, картину или музыку или книгу можно писать 20 лет?

Мне нравится наше время, и что я живу именно в нем. Все так быстро меняется, и все становится еще быстрее – мне это в кайф. Думаю, не смогла бы делать один проект 10 лет, мне нравится видеть результат, нравится конечность работы, ходить в новые построенные и созданные места и видеть как они живут и развиваются.


Проекты Анастасии Колчинойwww.nastyakolchina.com


Автор: Людмила Малкис

 

Источник: ArchiPeople

Актуальное

Дизайн

Нетха Голдберг создает обувь с насадками для тампонов и спичек

Тампоны, спички и зарядные порты выступают из встроенных отверстий в этой обуви Netina , которые Нетха Голдберг разработала, чтобы «помогать

Видео

Дизайн маленькой квартиры (28 кв м) для ИЗВЕСТНОГО МУЗЫКАНТА| Румтур с Диной Удальцовой

Что делать, когда площадь квартиры всего лишь 28 кв м? Превратить ее в нестандартную студию в стиле лофт с этническими

Дизайн

Ботинки с когтями и шорты- копии задницы Ким Кардашьян

  Самопровозглашенная «мать силикона » Беате Карлссон использует резиновый материал для изготовления обуви в форме человеческих когтей и шорт с мягкой подкладкой, имитирующих задницу Ким

Дизайн

Dolmen Shelter – вымышленный бутик-отель с гостевыми люксами в форме камня

Творческий дуэт Давид и Мэри Джилавян создали визуализацию этого воображаемого отеля  после того, как увидели скальный объект возле своего московского дома.   Dolmen Shelter