Дизайн

Катерина Лашманова: В поисках идеальной формулы для жизни, бизнеса и для интерьера

12 января 2022

Я уехала из родительского дома в 16 лет

Катерина, ваша малая родина — Средняя Азия. Это большой путь, от Таджикистана и до Москвы, до МАРХИ, вашей альма-матер. Как вы его проделали?
Самостоятельно… Я абсолютно самостоятельна. Мне кажется, я родилась уже самостоятельной. Просто стремление все время расти и развиваться мной двигало с самого начала. Еще в малом возрасте я думала: «И что, в этом смысл жизни — чтобы выйти замуж, родить детей? В 7 утра вставать на работу и вечером приходить… Нет, я точно так не хочу!». Обыденность меня всегда отталкивала…

Вы всегда хотели заниматься архитектурой, дизайном?
Всегда. В школе писала в сочинениях одно и то же: что хочу быть архитектором. На самом деле, когда еще не знала о профессии архитектора, хотела быть художником; у нас все в роду хорошо рисовали, резали по дереву…

Наверняка, удивительная природа, национальный колорит оказали большое влияние на ваш художественный вкус. Что вы взяли оттуда в свое сегодня? Какие образы?
Пожалуй, ничего… Нет, конечно, я думаю, что у всех, кто родился в Азии, она навсегда остается впитанной с воздухом. Даже если ты по национальности не имеешь отношения к этому, тот колорит, те обычаи навсегда остаются в тебе. Но мой художественный вкус сформировался под влиянием книг, а не национального окружения. В те сложные времена все-таки было небезопасно, и я почти все время проводила дома, в саду и запоем читала книги. У нас была огромная библиотека.

Большая библиотека в доме, в глухом кишлаке? Кто же ваши родители?
Обычные люди. Мама работала бухгалтером, а папа — мастером на заводе. Но папа прекрасно рисовал, у него была тяга к музыкальным инструментам, всегда любил хорошо одеваться… Наверное, это пришло генетически (папа из дворянского рода, когда-то его предки были сосланы в Среднюю Азию из Пензенской области Советской властью). Так что, я думаю, на мой вкус куда больше повлияли семья и книги, чем место, где я росла. Мои родители дали самое главное — огромную свободу. Воспитывали совершенно в духе свободы: всегда мне доверяли, никогда не давили, не заставляли учиться. Я делала исключительно то, что хотела сама. Уехала из родительского дома в 16 лет. Когда окончила школу, уехала в совершенно самостоятельную жизнь, и с тех пор сама себе прокладываю путь, содержу себя, ставлю себе какие-то цели и достигаю их.

 

Дизайн — творчество, но это еще и бизнес

Катерина, ваши работы на 90 % или даже на все 100 — респектабельная классика. Это как-то связано с вашей стажировкой в Лондонской школе дизайна (KLC)?
Классический стиль — мой осознанный выбор, часть бизнес-плана, если хотите. Я изначально, когда организовывала работу дизайн-бюро, определялась в том числе по направлению… Дизайн — творчество, но это еще и бизнес, то, что должно работать и приносить прибыль. Поэтому я задумывалась: для кого мне хотелось бы работать, и что же нравится большинству из моих потенциальных заказчиков.
Если ты организовываешь дело, ты должен составить портрет своего клиента, понять: что он любит, чего хочет, к чему тяготеет и так далее. Это всегда определенная категория, которая имеет определенные желания, определенный бюджет, определенные взгляды на жизнь… И вот когда я все это для себя сформулировала, оказалось, что «моя» категория тяготеет к классике.

Кто же ваш идеальный заказчик?
Хорошо сформировавшаяся личность, после 37. Человек, который уже немалого добился в этой жизни, сам заработал свои деньги, занимается делом, владеет бизнесом или управляет предприятием, путешествует, имеет четкие представления о прекрасном. У «моих» людей есть внутренняя какая-то мораль. И, да, эта категория приходит к классике. Но не к вычурной, «махровой», а к выдержанной, потому что здесь в наличии внутренние рамки, внутренняя отточенность какая-то, интеллигентность.

Вы считаете, что ультрасовременный стильный интерьер такими господами однозначно будет отвергнут?
Дело в том, что люди, вкладывая в дизайн определенный бюджет, рассчитывают получить результат не на пару лет. Да? А чем современнее выглядит интерьер, тем быстрее он устаревает. Особенно это касается техники. Уже через год она утратит актуальность, а через три-четыре на нее будет стыдно смотреть. Поэтому только классика.

 

Нельзя встречаться с заказчиками у них в офисе…

Итак, нарисовали для себя образ идеального клиента, выяснили его предпочтения. Что дальше?
Сформировала круг тех людей, для кого я хотела делать интерьеры и определила некие правила взаимодействия. Например, такое: никогда не встречаться с заказчиками у них в офисе, не ездить к ним. То есть, только они к нам; либо встречаемся где-нибудь в приятном месте, в ресторане…

Почему? Это вы методом проб и ошибок пришли к такому выводу?
Все наши правила не просто так появляются, а потому что жизнь заставляет. В своем кабинете человек чувствует себя начальником. Да? Он так привык, и если встречается с тобой здесь, то в дальнейшем развивает отношения с позиции начальника. А ты, в общем, себя не считаешь его подчиненным. В итоге — диссонанс и совершенное неприятие. Подобные ситуации никогда не заканчиваются хорошо. Конечно, ты делаешь выводы…

Катерина, похоже, для вас комфорт во взаимоотношениях дизайнер/ клиент является основополагающим условием работы?
То, чем я занимаюсь, — не столько работа, сколько образ жизни. Я этим живу. Я вот таким способом транслирую то, что внутри меня, и как себе представляю вообще эту жизнь. Мне не хочется допускать в свой круг моменты, которые бы ломали мою картину мира и разочаровывали. Естественно, я в любом случае оберегаю свой мир. Постоянно веду отбор. А самый главный критерий отбора, правильно или неправильно ты поступаешь, какой? Приносит ли результат тебе удовольствие, удовлетворен ли ты. Да? Естественно, крайне важно, довольны ли те, для кого ты работаешь.

На 99% к концу ремонта вкусы у хозяев изменятся

А если к вам придет человек и попросит что-нибудь альтернативное вашей любимой классике? Что-нибудь «погорячей», к примеру, в этническом духе? Сделаете?
Вы не поверите, мы сами постоянно провоцируем на эксперименты. Просто это не всегда воспринимается на ура. На самом деле, мы каждого заказчика стараемся «продвинуть» в плане дизайна настолько, насколько сам человек позволяет себе внутренне раскрыться. Ведь цель какая? Сделать не то, что он сегодня хочет, нет, — сделать то, что он может захотеть через два–три года после сдачи объекта, став более зрелым, и через общение с нами уже узнав о дизайне много больше.
В идеале такая картина: пожив в обновленном доме какое-то время, человек уезжает в путешествие, затем возвращается и говорит: «Как у меня прекрасно»!
В любом случае моя главная задача — раскопать все глубинные моменты в личности человека, для кого мы делаем проект. Понять, насколько он внутренне может вырасти…

Сколько же времени у вас уходит на предварительное общение с клиентом, перед тем как вы возьметесь что-либо делать?
Первая встреча (именно встреча, потому что изначально отсев еще идет по телефону)… Если встреча состоялась, то обычно она занимает минимум 3,5-4 часа.

Какова специфика работы с семейной парой? Это проще или сложнее, чем с заказчиком-одиночкой?
Ну конечно, с одним человеком работать проще. Намного. Если человек один — есть я и он. И все. И это любовь. А когда работаешь с семейной парой, приходится учитывать два настроения, и довольно часто они разнятся. В наших общих с заказчиками интересах, чтобы сохранялась гармония абсолютная в отношениях. Уж лучше принести в жертву интерьер, чем семью.

А есть разница между мужским и женским интерьером? В чем она выражается?
Не знаю… Мне кажется, есть разница между хорошим и плохим вкусом. Менее развитым и более развитым, более насмотренным и менее насмотренным. Но примитивное деление на тему «розовое и какое-то еще» не состоятельно… Есть категория женщин, девушек, кому пастельные оттенки нравятся, но я хочу сказать, что и мужчинам это тоже может нравиться… Не знаю. Когда я общаюсь с заказчиком, я общаюсь с личностью, а не с мужчиной или женщиной. И каждая личность со своими особенностями.

Мы не участвуем в тендерах вообще, никогда!

Катерина, вы занимаетесь только частными интерьерами или пространства гостиниц, офисов и ресторанов вам тоже интересны?
Кстати. На общественные пространства у нас последнее время очень много запросов поступает. Раньше не рассматривали их, категорически. Почему? Потому что, во-первых, мы не участвуем в тендерах вообще. Во-вторых, общественные интерьеры — это несколько заказчиков, абсолютно разных, которым сложно друг с другом договориться (идет «перетягивание одеяла»). В-третьих, это техзадание с обязанностью использовать определенный набор материалов, по которым у заказчика квота… То есть слишком много вводных. Но, надо признать, сейчас появляются интересные предложения…

Поговорим о ваших экспериментах по оформлению своего съемного дома. Вы перекрашивали стены то в светлые, то в плотные тона, меняли антикварнуюмебель на харизматичную современную… Что это было?
Да, мы играли. Как сейчас то же самое делаем со своим бюро. Есть возможность посмотреть, что из этого выйдет. Просто… Как в детстве: знаете, что курить вредно, нельзя, а вдруг берете и с друзьями курите, и от этого испытываете чувство невероятной эйфории… Здесь точно также. Просто берете и делаете. Возможно, получается не всегда хорошо, но это дает вам совершенно другие, более важные для вас чувства… Это игра.

А если серьезно, в чем особенность работы над интерьером для съемного помещения?
Здесь очень много вводных данных, опять, как в работе с общественными интерьерами. Много требований, которые ты должен соблюдать. Есть заданный периметр, есть какие-то вещи, которые ты не можешь менять (все, что касается «коробки»). Ты должен использовать минимальные средства, потому что вкладываешь свое. Да? И ты знаешь, что это никогда не вернется. Кроме того, ремонт нужно сделать за очень короткий период — за пару месяцев наполнить огромные пространства. Причем видоизменить их так, чтобы тебе захотелось здесь быть — это задача… То есть нужна идея, смысл, глубина, а не просто так, темные шторы и синие стены и так далее.

Люди после пандемии для меня стали всем

Катерина, известно, что вы любите путешествовать. Многие дизайнеры отправляются на заграничные профильные выставки, по салонам. Едут за вдохновением, и чтобы закупить декор, предметы мебели, которые на родине сложно достать. Что получаете от поездок вы?
Что касается выставок, то посещаю их только с практической целью, когда нужно навести мосты с какими-то фабриками, с какими-то партнерами. Maison & Objet или Salone del Mobile — это не про вдохновение, это совершенно про другое. Ну, я лично получаю вдохновение просто от путешествий. Останавливаюсь всегда в каких-то невероятных отелях, бываю в каких-то прекрасных местах, знакомлюсь с интересными людьми. Конечно, самое огромное впечатление — люди, сами личности и то, что они делают. Кстати, пандемия дала мне понять: общение — это невероятно ценно. Единственный смысл жить вообще — любовь и люди на Земле.
Коронавирусная история всех задела. На ваш взгляд, как она отразилась на интерьерном бизнесе? Как изменились запросы заказчиков за последние два года?
Люди больше стремятся к домашнему очагу, еще больше хотят благоустраивать свои жилища. Появился запрос на безопасность. Поскольку очень большой объем страха был… И вот это желание обезопасить себя, обустроить «пещеру», чтобы чувствовать себя защищенным, очень заметно.

А что изменилось лично у в вас, как у дизайнера? Что для вас актуально?
Сейчас меня греет идея создавать не просто интерьеры — мебель, свет, цвет, формы, — а настроение в пространстве, образы, вызывающие определенные эмоции, определенное «послевкусие»… На что похоже? Ну вот, когда ты смотришь на картину — там нет еды, это совершенно не еда, а ты хочешь ее съесть. Да? Или там, видишь предмет мебели — ну, просто, сплошной секс! Например, про иное кресло можно так сказать… И вот точно также с интерьером. Это совершенно другой уровень восприятия, чувственный, и абсолютно другая форма самовыражения.

Катерина, вы многого достигли. А хотели бы что-то поменять в своей жизни? Как относитесь к крутым поворотам?
Мы же все по истечении 7-10 лет, у кого какой срок, совершаем переходы на совершенно новый этап для себя. Говорим: «Я другой человек, я по-другому вижу»… Мне кажется, это норма, это и есть этапы развития. Значит, ты не стоишь на месте.
Так что витки и скачки — норма, просто у кого-то они жестко происходят, у кого-то нет… В любой ситуации лучше плавный выход, чем кидания из стороны в сторону. Все что я хочу, я меняю. И все, что я планирую, я осуществляю. Это беспрестанный процесс.

 

Текст: Лидия Чечёта, фото: Александр Мультиков @multikov, визаж: Алла Воронова @voronovaalla

Актуальное

Дизайн

Настоящие домашние кинотеатры и умные дома на Artplay!

Известные специалисты по хорошему звуку и изображению Галерея «Назаров» впервые за 10 лет открыли вторую свою площадку, да не где-нибудь,

Интерьер, Мероприятия

Презентация бренда профессиональных красок Olsta Architect «Интерьер как искусство»

2 декабря 2021 года в Доме на Брестской  в рамках международного фестиваля “Архитектура, дизайн, ландшафт” состоялась презентация профессиональных красок Olsta Architect

Дизайн, Интерьер

Магия кроется в деталях: V-ZUG запустила революционную серию бытовой техники

Точность, минималистичный дизайн и сложные технологии наряду с простотой использования — это ли не магия? Подобное волшебство возникает, когда все

Дизайн, Мероприятия

Дизайн-бранч в салоне RIM & ARIOSTO, 1 декабря 2021 года, Москва

Дизайнеры и архитекторы города Москвы 1 декабря 2021 года посетили салон RIM & ARIOSTO. Ольга Рудакова обсудила с гостям темы: