Дизайн, Интерьер

АРАТА ИСОДЗАКИ: Метаболизм в архитектуре

27 августа 2019

Притцкеровская премия – это «Оскар», «Нобелевская премия» и «Букеровская премия», но только в области архитектуры. С 1979 года ее присуждают талантливейшим архитекторам мира. За время ее существования ее удостаивались: Норман Фостер, Йорн Утцон, Заха Хадид, Балкришна Доши и другие гениальные творцы. Помимо неувядающей славы, автор выдающегося архитектурного сооружения получает приз в размере 100 000 долларов и памятную медную медаль.

  В 2019 году жюри объявило 41го лауреата престижной премии – им стал знаменитый 87-летний японский архитектор Арата Исодзаки, обладатель золотой медали RIBA (1986г) и «Золотого льва» Венецианской архитектурной биеннале (1996г).

 

Два притцкеровских лауреата

 

Арата Исодзаки родился в 1931 году на острове Кюсю в городе Оита. Образование он получил на отделении архитектуры Токийского университета у знаменитого профессора архитектуры, другого притцкеровского лауреата, Кензо Танге. В 1960 году вместе со своим учителем, Исодзаки создает проект Большого Токио, который, без преувеличения, потряс весь мир. Два талантливых архитектора, вдохновленные идеями Ле Корбюзье, перенесли сердце столицы в Токийский залив, где дома висели гроздьями над огромным мостом из переплетенных автострад. К сожалению, проект города будущего отвергли.

 

Арата Исодзаки и Джаспер Джонс

ФОТО: SHIGEO ANZAI

 

Мастерская Arata Isozaki & Associates

 

Проработав 11 лет под руководством великого мастера в его бюро, Исодзаки создает собственную мастерскую Arata Isozaki & Associates. Первые работы в своей мастерской он посвятил восстановлению японских городов. Ему было всего 13, когда на Хиросиму упала атомная бомба. Он хорошо помнил разрушенные города, пустынные улицы, бомбоубежища и нищету. Вспоминая хронику этих событий, он скажет о себе: «Я вырос в нулевой точке отсчета» и вместе со своими коллегами придумает новое направление – метаболизм.

 

Метаболизм

 

Проекты, создаваемые под влиянием этого архитектурного течения, состояли из сборных модулей, которые достраивались или перестраивались с течением времени и под воздействием изменяющегося пространства вокруг, подобно живым организмам, обновляющим «мертвые клетки». В своем родном городе Оита и в городе Фукоки он построил две библиотеки, руководствуясь принципами метаболизма. Здания были спроектированы по аналогии с человеческим скелетом, с заложенными в них возможностями роста. Он намеренно оставил открытым каркас из бетонных трубчатых балок, чтобы в будущем можно было их продолжить, достроить и перестроить. К сожалению, в связи с кризисом 70х, многие его проекты так и остались проектами, в том числе его известная работа «Дом в воздухе» (City in the Air – 1962г), где Исодзаки предлагал переселить людей в ячейки, нанизанные на стволы. По аналогии с кроной дерева, здания должны были разрастаться по мере появления в них новых жильцов. Увы, сборные конструкции оказались слишком дорогими, и от них пришлось отказаться.

 

Метаболист или маньерист?

 

С течением времени у Исодзаки выработался свой особенный почерк, смелость в проектировании зданий по принципу «метаболизма», в его проектах сквозила выделенная экспрессия отдельных частей конструкции. В связи с этим, Исодзаки придумал для себя новое ответвление – «маньеризм».

Именно в этом, прогрессивном стиле, он выполняет один из своих первых ярких проектов начала 70-х – Музей современного искусства в городе Гумма, Япония. Он разбивает здание на условные кубы и добивается интересного оптического эффекта, разделив грани кубов на квадраты, и покрыв с внешней стороны все блоки алюминиевыми и стеклянными панелями.

Архитектор, непрестанно находясь в творческом поиске, всегда стремился объединить традиционно японский метаболизм и западный постмодернизм. Он хотел донести мысль о том, что архитектурные направления не несут ни политической, ни социальной ориентации. Его здания не являются исключительно символами прогресса со всеми его достоинствами и недостатками, но представляют собой отдельное направление, постоянно меняющееся и впитывающее в себя все новые смыслы. Еще одним ярким примером «маньеризма» Исодзаки считают здание Общественного центра в городе Цукуба (1983г.)

 

Восток-Запад

 

Как о нем сказал в поздравительной речи Том Притцкер, председатель фонда, финансирующего премию: «Исодзаки стал одним из первых архитекторов из Японии, начавшим работать за пределами страны еще в то время, когда западные цивилизации традиционно определяли пути развития Востока. Архитектура Исодзаки была по-настоящему международной».

Первым западным проектом в послужном списке Арата Исодзаки стал Музей современного искусства в Лос-Анджелесе (1986г).  Композицию музея он представил в виде перекликающихся геометрических фигур: наземная часть – прямоугольники, цилиндр – покрытый медью свод возле входа в библиотеку, все части также отличаются высотой и объемом.

В 1992 году по его проекту к Олимпийским играм строится Дворец Спорта Сант Жорди в Барселоне, в 1993-1995 годах в той же Испании он проектирует интерактивный музей Domus, задний фасад которого представляет собой японскую складную ширму.

В 2013 году, в Дохе, он создает Национальный конференц-центр с фасадом в виде огромных древовидных колонн, символизирующих священное исламское дерево сидрат аль-мунтаха. «Крона дерева» через стеклянный фасад проникает даже в интерьер здания, одновременно поддерживая крышу навеса.

В Италии в 2015 году Исодзаки, вдохновившись «бесконечной колонной» румынского скульптора Константина Бранкузи, проектирует миланский офисный центр Allianz Tower, одно из самых высоких зданий в мире. Небоскреб с четырьмя позолоченными колоннами, высотой в 50 этажей, состоит из одинаковых модулей, череду которых в своем воображении можно продолжить до бесконечности.

 

Из России с …

 

В 2003 году, вдохновленный полотнами Малевича, японец разрабатывает проект реконструкции здания Государственного Мариинского театра. К сожалению, победа в международном конкурсе досталась французу, Доминику Перро.

 

Архитектор –теоретик

 

До 30 лет Арата Исодзаки активно путешествовал, по его словам, он обогнул земной шар не менее десяти раз, исследуя страны с архитектурной точки зрения. «Я хотел прочувствовать жизнь людей в разных местах — в Японии, исламском мире, горных поселениях Китая, Юго-Восточной Азии и мегаполисах США. Я пытался найти любые возможности для этого и каждый раз задавался вопросом: “Что такое архитектура?”, – говорит мастер в одном из своих интервью. В конце 90-х он начинает отдаляться от практики из-за влияния политики на архитектуру, и преподает в крупнейших университетах Америки, а также курирует различные архитектурные проекты, в качестве члена жюри архитектурных конкурсов открывает таланты Захи ХадидДаниэля Либескинда и Бернара Чуми.

 

Японский бог

 

Гений мировой архитектуры, «архитектурный провидец», как его называют, никогда не повторяющийся и не имеющий своего «авторского стиля», Арата Исодзаки всегда находится в поиске новых форм, идей, решений. «Сапожник без сапог», отдавший всю свою жизнь архитектуре, Исодзаки не построил дом для себя, он снимает квартиру в Токио, а на выходные уезжает в собственную мастерскую в горах. Человек, который видел зарождение и смерть архитектурных стилей, который создал свое архитектурное направление, человек – легенда.

Актуальное

Дизайн

Нетха Голдберг создает обувь с насадками для тампонов и спичек

Тампоны, спички и зарядные порты выступают из встроенных отверстий в этой обуви Netina , которые Нетха Голдберг разработала, чтобы «помогать

Видео

Дизайн маленькой квартиры (28 кв м) для ИЗВЕСТНОГО МУЗЫКАНТА| Румтур с Диной Удальцовой

Что делать, когда площадь квартиры всего лишь 28 кв м? Превратить ее в нестандартную студию в стиле лофт с этническими

Дизайн

Ботинки с когтями и шорты- копии задницы Ким Кардашьян

  Самопровозглашенная «мать силикона » Беате Карлссон использует резиновый материал для изготовления обуви в форме человеческих когтей и шорт с мягкой подкладкой, имитирующих задницу Ким

Дизайн

Dolmen Shelter – вымышленный бутик-отель с гостевыми люксами в форме камня

Творческий дуэт Давид и Мэри Джилавян создали визуализацию этого воображаемого отеля  после того, как увидели скальный объект возле своего московского дома.   Dolmen Shelter